13:49 

Что Кайт Странник делала на "Тропе" (персонажный отчёт с игры 23-25 августа)

kat_bilbo
Кэт Бильбо


Тропа - это такое странное сложносочинённое ответвление Дороги.
В начале Тропы стоит Город - всеобщий приют, где живут разные обитатели - медики, кабатчики, торговцы, исследователи, представители всяких разных сил и предоставлятели самых разных услуг. И там не работает почти совсем никакое оружие.
Дальше - Пригород, где живут лихие ребята - сталкеры, местный криминалитет и всякие стрёмные личности. И там уже всё в порядке с возможностью замочить ближнего.
За пригородом начинается Тропа (цепочка аномальных зон, по сути - полоса препятствий, но по мере углубления содержимое Тропы становится сложнее и загадочнее). Тропа анизотропна, то есть, идти по ней можно только в одну сторону - от Города.
Вдоль Тропы идёт Трасса. По ней тоже можно идти, и тоже только от Города, но попасть с неё на Тропу в норме нельзя. А попасть с Трассы в Город - только на машине проводника (Провода). На Трассу попадают все погибшие на Тропе, в Городе и в Пригороде. Потом их подбирает Провод и привозит в Город, где они вновь оказываются живыми, хотя и не без некоторых повреждений в тонком плане. И идут лечить свой тонкий план к тем, кто может это лечить.
А ещё вдоль Тропы идёт так называемый Коридор, по которому, как я поняла, можно бегать туда-сюда, но не всем, а только Людям Тропы (которые служат Тропе) и кое-кому с особыми возможностями.
Есть ещё такая штука - Конец Тропы, который у каждого свой, то есть - это не столько место, сколько финал пройденного пути и исполнение какой-то собственной миссии, желания и т.п.
На Тропу идут разные люди и нелюди, каждый за чем-то своим. Кто-то желает достичь Конца Тропы, кто-то просто таскает с Тропы какой-то полезный хабар и торгует им. Тропа смертельно опасна, идущие погибают на ней, возвращаются и снова идут на Тропу. Некоторые уже забыли, зачем они шли туда изначально (тем более, что там полно аномалий, повреждающих в том числе и память), и ходят туда уже по инерции, за адреналином и ощущениями, которыми уже просто живут.
Вот такое весёлое место.

Итак, я на Тропе - Кайт Странник, Дух Дороги, личность с очень богатой историей ещё с "Перекрёстка" и нескольких других игр/миров, где присутствовала более или менее тайно или явно. Я пришла с Дороги, чтобы посмотреть, что это тут за такая выросла дорожная ложноножка, и насколько оно ложно, а насколько - ножка. На начало игры я только что появилась в Городе и начала осматриваться
Возможности у меня особые. Поскольку я Дух, постольку у меня нет физического тела, а то, что вы видите - состоит из своего рода плотного эфира. Я могу есть, спать, прикасаться и брать в руки предметы - но не могу никого никуда отнести на руках, не могу убить или нанести физический вред. Но я могу использовать силу Слов или что-то из магической области. Меня нельзя убить или ранить физическим оружием - оно просто пройдёт насквозь. Но можно повредить мне иными способами, в том числе силой Слов, магией или более сложными метафизическими действиями. Я могу ходить по Тропе и Трассе (может, и по Коридору, не проверяла, но по логике вещей - вроде бы да) в любом направлении и переходить туда-сюда. Но не могу быть проводником. Я не вижу Конца Тропы, его для меня не существует - для меня Тропа просто ненавязчиво переходит в Дорогу где-то там, за последней аномальной зоной.
А ещё я могу возвращать людям утраченные кусочки души - но не просто так, мановением руки, а в том случае, если человек сам сделает свой шаг по Дороге, которая, как известно, в первую очередь есть путь Судьбы. На самом деле, конечно, люди сами себе их возвращают, а я, по сути, только свидетельствую это перед лицом высших сил. Но люди не всегда догадываются о самой подобной своей возможности, и моё дело - напомнить им об этом.

Придя в Город и узнав самые общие сведения о Тропе и Трассе, я напросилась к одному из Проводов прокатиться Трассой на его автомобиле. Не то, что бы я не могла пойти туда сама, но так будет вежливо - чтобы Трассу мне впервые показал тот, кто ей служит здесь. А потом, глубокой ночью, прошлась по ней уже своими ногами, любуясь полной луной сквозь лесные ветви и на полянах. Трасса оказалась не очень длинной, а где-то там, где заканчивались аномалии Тропы, она снова плавно переходила в Дорогу. Следовательно, это развилка, а не тупик, как казалось изначально.
Пообщавшись в Городе с его жителями и гостями, без удивления обнаружила среди них несколько знакомо фонящих субъектов. "Ад", "Инферно", "Нижние миры", "Бездна" - много названий у слоя мироздания, которому принадлежат некоторые люди и нелюди, закладывающие то, что в обыденном языке чаще всего называют душой, в обмен на могущество и власть над другими. Прямые порождения этих пространств и сил тоже частенько ходят среди живых. И здесь тоже ходят. Мужик в чёрном плаще и цилиндре, здесь его, кажется, называют Спектрум. Он что-то мутит с зеркалами. А вот один из Людей Тропы, и в руках у него - длинный изогнутый клинок, очень похожий по ощущению на демонический Чёрный Меч, с которым мне доводилось некогда встречаться на Дороге. А вот мужчина в сером сюртуке, в руках его - шпага с красивой узорной рукоятью. Его называют здесь Джи Ти. Его повсюду сопровождает красивая хрупкая девушка, которая не совсем девушка - скорее, часть его самого. От этого мужчины тянутся тонкие незримые нити к множеству других людей - это нити власти, которую он заполучил над чужими душами. Как это знакомо...

У меня чудовищное дежа-вю. Город на Тропе очень напоминает мне старый, ныне покинутый людьми Город-на-Дороге, тоже населённый выходцами из разных миров и так же принимающий всех, кто соблюдает правила и законы добрососедства. На память приходит давняя история. Однажды в Город-на-Дороге явилась компания инферналов, называющих себя синобитами. Это были милые, обаятельные ребята, когда-то бывшие людьми, а ныне обладающие второй, демонической ипостасью. Их демоническое "я" выглядело довольно чудовищно и было идеально приспособлено для причинения разнообразной более или менее мучительной смерти, исторжения души и других не менее приятных процедур. Их же человеческое "я" очень хотело жить и чувствовать себя обычными людьми, способными радоваться, грустить, любить, испытывать нормальные человеческие чувства
В Городе-на-Дороге они вели себя поначалу очень прилично - посиживали в Харчевне, ходили и приглашали в гости, устраивали вечеринки, дружились, чем могли - помогали другим... не всегда бесплатно, конечно. И желающим предлагали заключить с владеющей ими силой полезные (по их мнению) контракты. И некоторые подписывались, и присоединялись к синобитам. А потом, в один прекрасный момент, синобиты сошли с катушек и устроили в Городе страшную кровавую бойню. Те силы, которые владели ими, никогда не отпускают своих слуг. И не упускают возможности вырваться наружу и причинить боль, смерть и отчаяние. И чем больше пищи получают эти силы, чем больше человеческой воли склоняют они на свою сторону - тем скорее и страшнее бывают последствия.


Почему я рассказываю здесь эту длинную старую историю? Потому что в Городе на Тропе я почувствовала такое же болезненное напряжение сфер, какое ощущалось и в тот раз в Городе-на-Дороге, и в другой раз - в преддверии явления Мёртвого Бога, и в других местах в сходных раскладах... Прорыв был опасно близок. Как же везёт мне на подобные приключения. Дорога не даёт мне забыть, что я не только Странник, но и Страж, а значит - это моё дело и моя проблема. Ну что ж, попробуем разобраться.

Наутро я знакомлюсь с так называемыми медичками - двумя молодыми (по крайней мере, на вид) волшебницами родом из города Ехо в одном из миров. Чем они занимаются здесь? О, очень важным делом. Когда некто погибает на Тропе и выпадает на Трассу, на него ложится Тень Смерти. Некоторая часть его памяти и души оказывается потеряна для него. И чтобы стать снова полностью живым (а выйти вновь на Тропу может лишь тот, кто полностью жив), нужно исцелить свою душу. Катрина и Марика умеют это. Их волшебство возвращает пострадавшим утраченную душу и память. Есть, правда, побочный эффект - любой, кто снимает с погибшего Тень Смерти, получает над ним власть и способность приказывать ему. Но целительницы не считают правильным пользоваться этим, и у них есть способ отпустить того, кого они исцелили - они дают ему одно задание, по выполнении которого человек вновь оказывается свободен. И медички стараются дать человеку такое поручение, выполнение которого будет близко, а то и полезно ему же самому. Поэтому медичек здесь любят и не боятся.

Мы здорово нашли общий язык с милыми волшебницами. Я поделилась с ними своими наблюдениями. А они со мной - своими сведениями. И что мы получаем на выходе?
Человек со шпагой (точнее, бывший человек, а ныне - по сути, демон), которого называют Джи Ти, тоже снимает с погибших Тень Смерти, на словах бесплатно, а на деле - забирая себе их потерянные кусочки души и обретая власть над теми, кому "помог". И просто собирает души. И когда он наберёт их какое-то критичное количество, он переродится в гораздо более скверную и опасную тварь, чем то, что он представляет собой сейчас. И все, над кем он получил власть, станут тогда его безвольными и послушными рабами. И он поведёт их в бой во имя власти над теми, кого он ещё не успел подчинить. И получит возможность исторгать у людей души насильно и забирать их себе, увеличивая свою мощь. И снова будет бойня - теперь здесь, как бывало ранее в другое время в других местах...
Но если он будет побеждён ранее, чем успеет переродиться, и захваченные им души будут освобождены - тогда есть шанс, что он сможет снова стать тем, кем он был раньше, до того, как вступил в противоестественные отношения с Бездной. Потому что говорят, что сам он жаждет в первую очередь освобождения - более, чем власти и могущества. И полагает, что могущество и власть над душами помогут ему обрести свободу.
Какая, право же, романтическая история. Всё как всегда. Старая, известная иллюзия. Все, кто продался Аду, до поры полагают, что есть возможность пройти по грани, перехитрить Ад и соблюсти свои интересы. Откупиться. Договориться. Все они ошибаются. Все они в один прекрасный момент теряют себя окончательно и становятся теми, кем, собственно и являлись с самого момента заключения своих контрактов - всего лишь перчатками, куклами, в заднице которых торчит управляющая ими рука. Орудиями, не имеющими по-настоящему собственной воли. Они не получат и не сумеют сделать то, чего хочется им - они будут делать то, чего хочет Ад.

Ну, хорошо. То есть, плохо. И что же нам со всем этим делать? В первую очередь - сделать это достоянием гласности. Чтобы те, кто ходит по Тропе и гибнет на ней, не покупались на его посулы. Чтобы те, кто живёт в Городе, знали о приближающейся опасности и были готовы ей противостоять. Ну что ж, через лечебницу проходит много народу. А я пройдусь по Городу и поговорю с его жителями.
Познакомилась с очаровательной девушкой-фотографом по прозвищу Военкор. Она опытный человек, прошедший множество опасных мест. Заглянула в Техникум, познакомилась с парнем, которого здесь прозывают Техник (здесь вообще мало кто пользуется именами, всё больше прозвища). Техник - учёный и инженер, изучает, по его словам, Тропу - хочет выявить общие закономерности её существования. А ещё Техник в формате обмена информацией открывает мне, что он - Джокер в Большой Игре, представитель силы научного познания и технического прогресса... О-о-о, снова дежа-вю!

...Когда-то в одном из миров, куда была отряжена исследовательская миссия дорожного Университета-меж-Отражений, встречали мы подобное занятие. Это когда сильные мира сего (или те, кто мнит себя сильными), получившие в свои руки власть и могущество, воображают, что они уже выше обычных стремлений, выше судьбы, и затевают так называемую Большую Игру, главной ставкой в которой полагают изменение мира по собственному усмотрению. А в качестве более мелких ставок используют земли, богатства, артефакты, заклятия и проклятия, договоры и клятвы, жизни и судьбы. Прискорбное состояние духа. Есть вещи, которыми нельзя играть, низводя их до ранга разменной монеты. Парадоксально, но, пытаясь возвысить себя над ними, ты, напротив, низводишь себя - потому что отказываешься от понимания сути этих вещей. А тот, кто перестаёт понимать, падает вниз и становится сам игрушкой в чужих руках.
Тогда, в том мире, волшебный ветер нашего Дома Ветров разметал карты Большой Игры, и с тех пор попытки её возобновить были безуспешны.


Техник интересуется, нет ли у меня цели уничтожить и здесь Большую Игру. Нет, у меня нет такой цели. Всему своё время и место. Большая Игра Доминиона перестала быть, когда правильно сложились звёзды и настал час. А здесь гораздо большая опасность исходит из другого источника. Поэтому меня не интересует местная Игра - по моим ощущениям, здесь и сейчас она вообще не особенно затрагивает струны судьбы этого кусочка Всемирья.

Гораздо приятнее то, что Техник тоже не заинтересован в кровавой бане и в Городе, полном безвольных кадавров. Если дойдёт до дела - он будет на нашей стороне. Это прекрасно.
Также я пытаюсь познакомиться и поговорить с Архитектором, о котором говорят, что Город устроен и живёт согласно его замыслу. Как это знакомо. :-) В Городе-на-Дороге был, точнее, была Бургомистр Ростислава - душа Города. Хочу понять, насколько, по существу, похож на неё здешний хозяин места. Хочу спросить у него, знает ли он, кто слоняется по его городу и что тут назревает. Но Архитектор очень занят и не хочет идти на контакт - отбалтывается от меня своим "добрым утром", будто я пуговицами вразнос торгую, и убегает по своим делам. А собственно, кто я для него? Очередной случайный гость Города, не более. Ну, значит, ещё не время.

Время настаёт чуть позже. Я снова захожу в лечебницу, и мы с медичками продолжаем соображать, что же мы можем сделать. Говорят, что есть на Тропе некая свободная зона, в которой работает любое оружие и где возможно всё. Говорят, что если в эту зону призвать Джи Ти, то есть шанс его там и победить - если схватятся в битве, с одной стороны, он сам с верными ему людьми, и те, кто готов противостоять ему - с другой. И если Джи Ти будет там побеждён, то захваченные им души освободятся, и он сам тоже получит свободу от Ада.
Медички решают, что нужно это осуществить - призвать Джи Ти в свободную зону и сделать всё остальное. Но медички не ходят на Тропу. Я могла бы, но я чувствую, что это будет неправильно - я пришлый человек здесь, у меня нет права призывать здесь людей на смертный бой - особенно учитывая, что мне самой при этом вряд ли что-то всерьёз угрожает. Мало того, мне это кажется преждевременным - потому что пока что нет и намёка на армию людей, готовых и способных дойти по Тропе до свободной зоны и сразиться там с демоном и его подручными. Но медички рассуждают так - надо начинать пытаться, потому что пока-а-а ещё кто-то вообще сможет добраться до той свободной зоны, мы, глядишь, успеем проинформировать и привлечь каких-то боеспособных парней. А пока будем посылать и посылать, авось кто-нибудь дойдёт.
И тут к медичкам постучался Архитектор, выброшенный Тропой на Трассу. Сто лет мужик сидел в Городе и никуда не ходил, а тут его, видишь ли, на Тропу потащило. Видимо, подспудное беспокойство вывело и его из равновесия. Пока Марика и Катрина снимали с него Тень Смерти, мы рассказали ему всю эту беду про Джи Ти и про способ решения проблемы. И Архитектор получил от медичек задание - дойти до нужного места и призвать там Джи Ти. И пошёл.

А я тем временем решила познакомиться с Шаманом - очень непростым дядькой, который, по слухам, держит бар где-то на самой Тропе. Может быть, он знает что-то важное? Может быть, он захочет и сможет помочь? И я вышла на Трассу и отправилась к нужному участку Тропы - ещё ночью я видела там блики от костра и свет в жилище, но мне не показалось удобным стучать в чужой дом среди ночи.
Полянка, на которой проживал Шаман, была густо оплетена по периметру толстой прочной паутиной. Я вошла и поздоровалась. Меня пригласили к очагу. Шаман оказался симпатичным и совсем молодым с виду парнем. Он пробурчал, что любит, когда его называют Мирддин. Так и буду его в дальнейшем называть.
Ещё он оказался Мастером Слов - в его владениях и в его устах сила Слов была невероятно действенной - и просто гостеприимным хозяином. В гостях у него обнаружились сталкер по прозвищу Альпинист и печальная красивая девчонка из той же сталкерской компании. И Архитектор, всё ещё живой, - видимо, зашедший отдохнуть по пути вглубь Тропы.
Почтенная компания была озадачена. Джи Ти успел погулять по Тропе, снять Тень Смерти (где-то по согласию, а где-то и не очень) с некоторого количества погибших, проделать дыру в перегораживающей Тропу Чёрной Стене (что, по слухам, было совершенно невозможно) и отнять насильно душу у той самой печальной девчонки. Мирддин ломал голову в попытках сложить стихотворное заклинание-витраж, призывающее душу девушки обратно, но у него не клеилось. Зато после недолгих раздумий склеилось у меня, и не только склеилось, но и сработало. Я попросила передать демону, что это моя работа - в надежде, что он решит выйти со мной на прямое взаимодействие. Но впоследствии выяснилось, что эти сведения до него так и не дошли, а жаль.
Здесь же я поведала Мирддину и Альпинисту всё, что мы к тому моменту знали по "проблеме Джи Ти". Здесь же выяснилось, что упомянутый неоднократно Джи Ти уже успел вломиться и в жилище Мирддина, но был разорван на куски и выброшен на Трассу. Что, собственно, ему не особенно-то повредило, но изрядно взбесило. Мы абсолютно сошлись во мнениях, что демону-похитителю душ на Тропе не место. И вообще не место. Я получила приглашение бывать в Паутине Мирддина гостем и отправилась обратно в город, прихватив до лечебницы бластер и молот Альпиниста, который застрелился на наших глазах, неосторожно крутя пушку в руках. Всё равно бедолага придёт к медичкам - а так его оружие не останется попусту валяться в хижине Мирддина.

Мы сидели в лечебнице, разговаривали, пили кофе в Кофейне, просвещали приходивших в больничку увечных - пока на подходах к лечебнице не появился вернувшийся Трассой Архитектор. Он нервно хихикал и на чём свет стоит костерил медичек. И тут всё стало совсем интересно.
В лечебнице был манускрипт с описанием аномальных зон Тропы. Когда медички писали поручение для Архитектора, они стали выверять по этому манускрипту название нужной - свободной - зоны. Не зная о том, что в манускрипте описаны не все зоны Тропы! И указания на то, что они там описаны не все, там тоже не содержалось. Девушки нашли нечто, наиболее подходящее по описанию, и указали в поручении зону Договора - в которой, как выяснилось, наш демон обретал максимум своих демонических возможностей. Дойдя, как было сказано в задании, до зоны Договора, Архитектор призвал туда демона. Тот, конечно же, явился и почувствовал себя очень даже в силе. И попробовал этой силой и шантажом навязать Архитектору свой контракт. Архитектор - парень мирный, но не совсем безоружный. Защищаясь, он облил Джи Ти так называемым "универсальным растворителем", уничтожив тем самым материальное тело демона. И тут случилось странное, для меня до сих пор загадка, как вообще такое могло произойти - демон обратился в сверхплотную точку пространства, набросился на Архитектора и размолотил его в кровавый фарш. Архитектор выпал на Трассу и вернулся в город, не дойдя совсем немного до Конца Тропы, по какому поводу и бранился на медичек. А Джи Ти в том же точечном состоянии теперь носится по Тропе и превращает в фарш всех, кого встретит на своём пути. Какой неожиданный поворот сюжета!

...И потянулся в больничку котлетный конвейер. Вскоре на пороге больнички появился и Мирддин, который, кажется, погиб вообще впервые. Джи Ти ворвался в Паутину, неостановимый ни магией, ни Словом, ни чем иным, и сделал со строптивым шаманом то же самое, что и со всеми прочими. Пока Катрина и Марика лечили его, бедолагу трясло, и из его уст вылетало какое-то невнятное рычание, будто на волю рвался неведомый зверь. Однако же когда мы начали обсуждать образовавшийся расклад по существу, он моментально преобразился и включился в разговор настолько академично и по-деловому, что стало ясно - наш дикий лесной колдун не так уж дик и гораздо более непрост, чем мы думали до этого. Сказать, что Мирддин был зол на супостата - это ничего не сказать. Когда он перестал рычать и стал хладнокровен и негромок, мы поняли, что вот теперь, похоже, демону кранты. Катрина написала Мирддину в поручении всего два слова - "вернись домой". И только мы его и видели.

Впрочем, очень вскоре в пригороде с пугающей быстротой собралась внушительная компания чуть ли не из половины наличного состава населения - во главе с шаманом Мирддином. Они пришли убивать Джи Ти, который к тому моменту уже успел восстановить человекоподобный облик и посиживал подле своего домика, отдыхая от трудов неправедных. Далее воспоследовала большая разборка, в ходе которой Джи Ти схватился со Спектрумом (который, как выяснилось ещё ранее, был его давним недругом и чуть ли не конкурентом) и убил его. А потом воинствующие обитатели Города и Пригорода долго и разнообразно убивали демона, но никак не могли убить - пока не догадались уничтожить его девушку, которая была его второй ипостасью. Затем они расстреляли врага из пистолей, зачарованных на уничтожение тонких тел. И убитый Джи Ти вылетел на Трассу, как и все прочие, погибавшие в этих местах.

Догадайтесь, куда Джи Ти и его ипостась явились с Трассы? Правильно. В больничку. Туда, где не отказывают в исцелении любому, кто бы он ни был и что бы ни натворил. И настал час возвышенных душеспасительных бесед с тем, кто захватил множество душ и навёл страху на всю Тропу и весь Город. Мы говорили о власти, о любви и о свободе. И о том, что путь выкупа, которым шёл Джи Ти, уверенный в том, что, отдав вместо себя множество чужих душ, он станет свободен - это вовсе не путь, потому что Ад - нечестный партнёр, он всегда обманет. Но Джи Ти, сжираемый болью и пламенем Ада, твердил, что всё получится, потому что другие пути - ещё хуже. И что если он отпустит захваченные им души, то просто сгорит в адском пламени, и нет для него другого выхода. И что он любит эти души, а что иное есть любовь, как не полное поглощение и вечное обладание... В общем, совсем худо было с головой у мужика.
И тогда медички переглянулись и протянули ему его поручение. Оно гласило: "Отпусти все пленённые тобой души".
Он мог бы отказаться. Поручение медичек - это не приказ, которому невозможно сопротивляться. Целительницы не использовали власть, которую давало им неисполненное поручение - по принципиальным идейным соображениям. Если Джи Ти в самом деле был настолько уверен в том, что он говорил нам, то он мог бы отказаться. Но он согласился. И сказал: "Я отпускаю на свободу все души, захваченные мной". И скорчился от боли в охватившем его адском огне.
И тогда я взяла его за руку и позвала на Дорогу - туда, где лежат все пути, где сияют все звёзды - и для каждого светит одна-единственная звезда собственной судьбы. Где для каждого есть надежда. Где любовь - это не пожирание, а свобода и небесный ветер. Где можно родиться заново - и заново выбрать свой путь. И он встал. И пошёл. Он шёл и горел, и болел, и сжимал мою руку, и говорил, и рассказывал стихи, и становился свободным. Так мы прошли Город и Пригород, вышли на Трассу и с неё - на Дорогу.

По Дороге, под зелёными лесными ветвями, рядом со мной шёл человек. Не демон, не колдун, не неведомая тварь - просто мужчина. Не очень молодой. Усталый. Снявший с себя невероятную ношу.
И он сказал: "Я много причинил зла. Я многим остался должен. Мужчине пристало отдавать свои долги. Я должен вернуться". Развернулся и, не отпуская моей руки, двинулся в Город.
Снова дежа-вю. Снова, как много лет назад, у меня ожог на руке - от чужой жизни и смерти. Но на этот раз - не напрасно.

Позже мы узнаем о том, что он вышел на Тропу. Что он на самом деле сменил путь выкупа на путь искупления. Что он противостоял новому, молодому пожирателю душ, в которого превратился Альпинист, одержимый духом Спектрума. Говорили, что они сражались. Говорили, что они вместе прошли Тропу, и Альпинист стал её ангелом. Говорили, что бывший демон сражался с другими инферналами. Говорили, что девушка-ипостась вернулась к нему свободной любящей женщиной. До нас это доносилось уже в виде слухов. Мы не знаем, что из этих рассказов правда, а что легенды, но это уже неважно. Это был его путь, его новая судьба, судьба человека и мужчины, в которую уже не было нужды вмешиваться.

Архитектор всё-таки дошёл до Конца Тропы и нашёл, что искал - ключ к архитектуре самой Тропы. Он сказал, что соединит разорванный на три слоя путь в единую Дорогу. Многие в ту ночь сумели пройти Тропу до Конца. Но об этом не будет слова в нашей сказке.

Когда начало светать, я снова наведалась к Мирддину. Он сказал, что теперь он любит имя Мерлин. Мы посидели, выпили, попели песен. А потом прошлись по Тропе. Я могла бы выйти на Тропу и раньше, но сами посудите, как бы это выглядело - там люди преодолевают смертельно опасный путь, убиваясь об аномалии и ловушки, а я такая иду мимо красивая вся в плаще - и даже не могу ничем никому помочь. Нехорошо, некрасиво. А тут Мерлин предложил мне (и ещё одному своему гостю, Зоотеху из Техникума) прогулку по всей Тропе в видении. Мне всё равно, а Зоотехнику так было стопудово безопаснее, так что я согласилась. Мы прошли до того места, где для всех был Конец Тропы, а для меня - выход дальше по Дороге. Там мы нашли следы старого Архитектора Тропы, который её построил. И следы нового Архитектора, который вернулся в Город. А ещё это место было усыпано белоснежными перьями, сквозь которые росла трава. Мерлин сказал, что некогда, когда создавали Тропу, для этого здесь убили Ангела. И у меня в голове всё, наконец-то, сложилось.
Немудрено, что Дорога развалилась здесь натрое и создала своеобразный тупик. Место, где жизнь и смерть перепутались и потеряли цену. Место-вампир, где люди теряли свой подлинный путь и снова и снова, как за наркотиком, лезли в зоны Тропы, умирали, утрачивали память и смысл, возвращались - и всё повторялось сначала. Место, наполненное кровью, болью и гибелью, где люди умирали снова, и снова, и снова - бессчётное количество раз, и опять и опять шли на мучительную смерть. Где они разменивали свою смелость, отвагу и смекалку, саму свою судьбу - на вечное хождение по замкнутому кругу. Где они сами раз за разом убивали себя, завязнув в дебрях Тропы, чтобы вновь вернуться к её началу. Немудрено, что на эту кровь, смерть и безысходность, как мухи на кормушку, слетались разнообразные инфернальные создания.
Как здорово, что и в таких местах есть люди, сумевшие сохранить в себе человеческое. Неважно, что не все они называют себя людьми - оборотни, колдуны, эльфы, монстры... Если ты свободен, честен и смел, если в тебе живы доброта и любовь, способность творить и совершать выбор и поступки - ты тот, кого я называю человеком. А где люди остаются людьми - всегда есть надежда.

Ах да, совсем забыла. Мерлин сказал, что стал Смотрителем Тропы, и что он теперь её переустроит совсем иначе. Интересно, как это произошло? Интересно, как они договорятся с Архитектором? Впрочем, я думаю, что они найдут общий язык. Но это будет уже совсем другая, новая сказка.
Когда-нибудь я ещё зайду в эти края - я обещала Архитектору, что передарю подаренный им голубой камешек кому-нибудь из жителей Города, как он просил. И забыла. Нехорошо. Надо будет вернуться. Надеюсь, здесь уже многое будет по-другому.
-----------------------------------------------------

Возможно, кто-то из участников этих событий скажет, что где-то что-то было по-другому. Может быть. Я рассказала, что случилось и как это выглядело для меня, и как я это осмыслила. Спасибо за игру всем, с кем я на ней пересеклась и всем, кто играл в других линиях!

@темы: Дорога, волшебное, практика игры

URL
   

Кэт Бильбо (Кайт Странник)

главная